Вадим Валихматов: коллекционер, есениновед, бытописец

10:07 | 29.11.2020 | 1 791 | 1

77-летний тайшетец Вадим Николаевич Валихматов — человек увлеченный. Давным-давно коллекционирует этикетки горячительных напитков, с молодости увлекается творчеством Есенина (и даже общался наяву с одной из его многочисленных женщин) и уже четверть века каллиграфическим почерком пишет дневник своей жизни…

О нем наш сегодняшний рассказ.

Коллекционеры – удивительные люди, азартные, интересные, иногда, казалось бы, в простых вещах они видят необычное, неординарное. Собирают пивные кружки и брелоки, заварные чайники и календарики, магнитики на холодильник и мягкие игрушки, марки, зажигалки, фонарики, колокольчики, свечки… Буквально на днях в новостях по телевизору услышала об одном иностранце, коллекционирующем коробки от… пиццы.

Мой хороший знакомый Вадим Николаевич Валихматов из когорты таких же увлечённых людей. По его коллекции смело можно изучать производство винно-водочной продукции как у нас в стране, так и в бывших союзных республиках – в домашнем альбоме свыше двухсот этикеток горячительных напитков.

Вы только вчитайтесь в названия: «Столичная водка», «Мускат», «Азербайджанский коньяк», «Печать кардинала», «Калвадос», «Улыбка», «Херес», «Вишня в шоколаде», «Мадера», «Каберне», «Беспохмельная», «Золотая осень», «Юбилейная», «Перцовка», «Кубанская», «Горная», «Джин Бриз», «Дачник», «Испанский лётчик», «Золотое кольцо», «Слава», «Царево Кокшайск», «Поляна», «Арбатское», «Золотой берег», «Хемус», «Рислинг», «Южная ночь», «Тамань», «Красный восток», «Ркацители», «Парламент»…

Конечно, есть «Путинка», «Иркутская», «Сибирская водка». Вы удивитесь, но, честное слово, выпускается вино под названием «Арина Родионовна», «Тихий Дон», «Земфира», «Царский погребок», «Нежное», «Ночной романс».

Многие этикетки – настоящее произведения искусства, яркие, красочные, роскошно оформленные. На многих, выпущенных в советское время, указаны, как тогда было принято, вместимость, крепость и, конечно, цена. «Советское шампанское, полусухое. Без стоимости посуды 4 руб. 50 коп». «Водка Фокинская, особая. Вместимость 0,5 л. Крепость 40%». «Горькая настойка Анисовка. Цена 3 руб. 50 коп, без стоимости посуды. ЕМК.0,5. Креп. 40%». «Коньяк пять звездочек, стоимость вместе с посудой 10 руб. 52 коп».

Задаю провокационный вопрос:

– Вы всю эту продукцию приобретали сами?

– Нет, конечно! – И иронизирует: – Мне за всю жизнь столько не выпить. Я человек не азартный и пристрастия к алкоголю никогда не питал, хотя не считаю зазорным в кругу близких, родных, в приятной компании пропустить стопочку.

Действительно, так устроена наша жизнь, что без спиртного не обходится ни одно мало-мальское событие/Так от случая к случаю, постепенно начал собирать этикетки. Частенько друзья, коллеги, хорошие знакомые, зная о необычном увлечении Вадима Николаевича, просто дарили красивые, оригинальные бутылочные ярлыки.

Для многих коллекционирование – смысл жизни, постоянный поиск, страсть, увлечение, для моего собеседника – просто хобби. Ценность его собраний ещё и в том, что почти каждая этикетка сопровождается с обратной стороны кратким комментарием: когда, где и по какому случаю устроено скромное застолье или трапеза.

Это своего рода дневник, краткие записи, читая которые можно с точностью до одного дня вспомнить, в большинстве своём, приятные, тёплые, эпизодические моменты жизни.

Немало коротких комментарий относится к тому времени, когда Вадим Николаевич после окончания Московского института пищевой промышленности долгое время жил в Йошкар-Оле, работал в республиканском управлении хлебопродуктов и частенько ездил то на курсы повышения квалификации, то в командировки.

«Водка «Архи» выпита с монгольскими друзьями в гостинице «Варшава», 1980».

«В честь завершения учёбы и сдачи экзаменов на членов аттестационных комиссий в пансионате «Голубые дали» Московской области с новыми знакомыми из Белгородской области. 19.01. 81».

«30.03.83. Москва, ВДНХ, гостиница «Колос» с Малхазом из Тбилиси».

Красивые этикетки, интересное чтиво, тем более что хозяин сих записей не возражает против моего дальнейшего знакомства с его «мемуарами».

«Алатырь, 9.08.84. За успехи нового начальника цеха».

«Бутылка выпита 6 октября 1988 года в честь бракосочетания Веры и Вадима в кругу родных и друзей».

«Бутылка начата 9 мая и допита 11 мая по случаю Дня Победы и завершения первых весенних полевых работ на садовом участке.1992».

«Шампанское пили с Верой 16.06 1995 в честь пошива мне кожаной куртки».

«Этот коньяк выпит 14 апреля 1996 по случаю Пасхи вчетвером – мной, Верой, Надей и Наилем».

«Обмыта новая люстра. 16.11.96».

«Бутылочка выпита с любимой женой 8.08.1997 в честь дня её рождения – 51-летия».

«За день Конституции.12.12.97».

«Бутылка была выпита в Тайшете по случаю встречи Нового, 2001 года, у нас в новой квартире в кругу самых дорогих родных».

«Эта «Улыбка» выпита в несколько долгих зимних вечеров в семейном кругу в последних числах января 2001 года».

«Собрались по случаю забоя тёлочки и дня рождения сестры. 14 апреля 2002».

«Выпита в кругу родных 13.07.2002 в годовщину смерти нашей мамы, собирались впервые у нас».

«Водка под названием «Любимый город Тайшет» распита 12.02.2005 в сочетании с татарским бальзамом в Серафимовке нами, Нелей и Равилем по случаю организации банного дня».

«Выпили бутылку шампанского с Верой и её дочерью по случаю рождения жены.8.08.2005».

А вот запись необычная: «Этикетка с бутылки «Советского шампанского» найдена на Ваганьковском кладбище в 1980 году во время посещения могилы Есенина».

Вадим Николаевич поясняет:

– Наклейка уникальная, редкая, десять медалей, меня эта бутылка сразу привлекла. Да и не место ей валяться в таких святых местах.

Шли годы, другие дела, заботы обступили Вадима Николаевича, и он утратил интерес к коллекционированию этикеток. А с другой стороны, если честно, ярких, уникальных, необычных ярлыков высокоградусной продукции он давно не замечал.

У ЕСЕНИНСКОЙ СЕВЕРЯНКИ

С молодости объектом поклонения моего собеседника является поэт Сергей Есенин. О том увлечении красноречиво свидетельствует огромный, толстый альбом, густо напичканный статьями, очерками, воспоминаниями современников о поэте страны березового ситца, его родословная, стихи. Периодика, читаемая Вадимом Николаевичем, обширная: газеты «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Советская Россия», «Литературная газета», «Марийская правда», «Новая газета», журналы «Юность», «Огонёк», «Нева», «Звезда Востока». Если не удавалось заполучить вырезку, переписывал понравившуюся публикацию. Есть ксерокопии. Все аккуратно по месяцам разложено по страницам альбома. Труд, конечно, заслуживающий уважения.

Однажды в конце семидесятых Вадим Николаевич прочитал интересные воспоминания о поэте, автор которых утверждал, что прототипом северянки в цикле стихов «Персидские мотивы» была молодая поэтесса Надя Вольпин.

И вот в октябрьском номере журнала «Юность» Вадим Николаевич читает воспоминания самой Надежды Вольпин об её встречах с Маяковским, Мандельштамом, Есениным и другими известными людьми того времени. Живой современник поэта, видевший и хорошо его знавший – вот это новость! И он пишет письмо в журнал, мало надеясь, что его перешлют автору.

Передали, и вскоре он получает ответ от Надежды Вольпин. Одно письмо, второе. Закралась сокровенная мысль: а если встретиться?! Будучи в Москве, с букетиком цветов поехал по указанному на обратном конверте адресу.

– Меня встретила невысокая элегантная женщина, ей в ту пору было 86 лет, – вспоминает Вадим Николаевич, – говорила она о творчестве, об интересных встречах. Эрудиция, знание языков позволили ей встать в ряд лучших переводчиков страны, по-прежнему много работает, что сейчас готовит к публикации обширные воспоминания для одного журнала. Сказала, что скоро выйдут произведения нескольких зарубежных классиков в её переводе. Тактично поинтересовался, нужна ли ей какая помощь? Любезно отказалась, учтиво поблагодарила, отметив, что она постоянно в кругу друзей и знакомых.

– Сфотографироваться, конечно, не догадались?

Пожимает плечами:

– Да тогда как-то это не было принято, а вот мои воспоминания о встрече опубликованы в газете «Молодой коммунист» за 1987 год.

Ну а самое интересное в этой околоесенинской эпопее то, что Надежда Вольпин в 1923 году забеременела от Сергея Александровича, но прогнала его, узнав о том, что у него уже есть трое детей от других женщин.

В 1924 году она родила сына Александра Сергеевича Есенина-Вольпина. Он, будучи известным советским диссидентом, в 1974 году перебрался в США, где умер в 2016 году.

Надежда Вольпин дожила до глубокой старости и умерла в 1998 году.

В альбоме Вадима Николаевича до сих пор хранятся собственноручно написанные ему письма этой одной из многочисленных женщин великого русского поэта…


На протяжении последних 25 лет Вадим Николаевич ведёт дневник. Уже исписано мелким, плотным каллиграфическим почерком три тетради в 96 страниц каждая. Я робко посмела заглянуть одним глазом. Начинаются они так: «Записки пожилого человека с 1995 года».

Говорит, сейчас заканчивает четвёртую. Наверняка, в ней много страниц посвящено глубоко любимой супруге Вере Капитоновне.

Они встретились уже в зрелом возрасте, за плечами у обоих – неудачная семейная жизнь. Двадцать пять лет, что были рядом, пролетели, как один день. Всегда вместе, всегда вдвоём – на рынок, на огород. Она – рукодельница, знатная хозяюшка, певунья, он тоже рукастый, работящий. Знакомые, хорошо знавшие их, в один голос говорили: какая замечательная пара, просто созданы друг для друга! Серебряную свадьбу супруги отметили в коротком узком кругу, а через три месяца она тихо ушла – оторвался тромб.

Сегодня Вадим Николаевич ведёт уединённый образ жизни, правда, придерживаясь рекламного принципа: «Годы берут своё, а вы не отдавайте». Два лета подряд он занимался строительством садового домика. На огороде ближайшей родственницы выкроил крохотный участочек и возвёл себе небольшое жилое строение площадью три на три метра, даже балкончик на втором этаже соорудил. Получился очень даже симпатичный домик.

С завершением садово — огородных забот Вадим Николаевич много времени проводит за компьютером, у него большой круг виртуальных друзей. Знакомятся, общаются, переписываются, обмениваются, играют… Жизнь продолжается.

Валентина КАЙНОВА

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

1 Response

  1. М. А.:

    Если оглянуться вокруг, можно много найти людей, которые живут тихой интересной жизнью. Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.