Семейный портрет Переваловых

08:46 | 27.02.2021 | 202 | 0

Сергей после окончания техникума по направлению уехал на строительство железной дороги Тюмень-Сургут. Молодой, неженатый; его в числе таких же не обремененных семейными заботами, отправили на 500 километр. Жили в палатках, морозы жуткие, волосы примерзали к спальникам. Каждый раз, когда приходила повестка из военкомата, начальник новоиспеченному мастеру делал отвод. А кто будет работать вдали от дома, да еще в таких непростых условиях?

Старший Перевалов, Александр Васильевич, в то время председатель прославленного, показательного, с миллионными доходами колхоза «Путь Ленина» Баядаевского района Иркутской области, узнав от сына, что он в очередной раз пропускает призывную кампанию, не на шутку возмутился. Придерживающийся твёрдых социалистических устоев, он прямо сказал: парень должен служить! И полетела грозная жалоба в военкомат. Там отреагировали оперативно: годен, и загремел Сережа Перевалов на целых три года в морфлот водолазом-гидросапёром.

Вернулся и с другом Борькой Леоновым пустился в поиски подходящей работы, не связанной, как прежде, с командировками. Не удалось! Устроились в Гипролестранс, куда их, холостяков, приняли охотно. И опять в тайгу, на вахтовый метод передвижения. Ездили по Иркутской области, изыскивали площадки для леспромхозов, проектировали автодороги, проездные пути.

На одном из разъездов, а именно на тринадцатом, в столовой он познакомился с восемнадцатилетней девушкой, выпускницей Иркутского торгового техникума. Для многих это число несчастливое, а для них оказалось судьбоносным. Увидел и твёрдо сказал: моя! В августе встретились, а в октябре, после окончания вахты, он уехал обратно в Иркутск, предварительно забрав паспорт у Надежды, договорившись, что она его будет ждать.

Сергей оказался очень настырным. Каждый день звонил в Таргиз, это недалеко от Чуны, где жила и работала в леспромхозовском ОРСе Надежда.

– Меня уже все знали на почте, и где бы я ни была – в магазине, на базе, в пекарне, сразу переключали, говорили: рыжая борода звонит.

– Да это Борька мне красящий шампунь подсунул, – смеясь, комментирует рассказ жены Сергей Александрович.

Пять выпускниц торгового техникума в Таргизе сразу привлекли внимание местных парней. Надежда уже немного подруживала. Ей было восемнадцать, конечно, ни о каком раннем замужестве она не мечтала. Но с другой стороны было интересно: за ней, по её словам, ещё мелкой и зеленой, красиво ухаживал дипломированный изыскатель из Иркутска, старше её на целых шесть лет. Бравировала перед местными ребятами: пусть «Борода» ждёт и надеется, а замуж за него всё равно не пойду.

Сергей с новой силой начал бомбардировать Таргиз телефонными звонками. И она сдалась.

В ноябре подали заявление на февраль. Надо же было такому случиться: перед самой свадьбой попал в больницу – аппендицит. И пока лежал, подхватил желтуху. Выписали 14 февраля.

Расписались на следующий день – 15 февраля 1974 года. А спустя пару-тройку дней молодожён совсем пожелтел, и уже на сорок дней угодил на больничную койку.

Дела молодой семьи в Иркутске складывались несладко. Жили у бабушки. Надежда кое-как устроилась в столовую. Денег не хватало. А тут вовсю средства массовой информации стали трубить о новой стройке века – Байкало-Амурской магистрали.

Комсомольскую путёвку Сергею после перенесённой желтухи категорически не дают, требуется соблюдать режим. В общем, какими-то окольными путями без медосмотра вожделенный документ супруги получили. Комсомольская путёвка с датами выдачи второго июня 1974 года до сих пор у них хранится.

В знаменитый комсомольско-молодёжный отряд под руководством Виктора Лакомова они уже не успевали.

– Мы отправились на несколько дней в Тайшет к моим родителям, где радостно и торжественно прошли проводы лакомовцев. Нам, конечно, обидно, что мы не сумели влиться в единый поток, – продолжает делиться воспоминаниями Надежда Моисеевна. – Серёжа с мамой заговорчески что-то шьют, раскладывая ткань на всю комнату. Он уже знал, что такое гнус, и чтобы нас не кусали комары, скомбинировал огромный полог на одну кровать.

По приезду в Братск Сергея сразу взяли в Ангарстрой. Надежде – отказ, нужны вальщики леса, до вас, торговля, еще далеко. Сергей опять каким-то невероятным способом, чуть ли не подпольно, берет бумагу, что такая-то направляется в Магистральный вместе с мужем в СМП с последующей передачей в столовую ОРСа.

Приехали в Магистральный вечером. Палатки уже стоят в два ряда. Куда идти? К кому? Навстречу комендант, подсказывает: вот в эту, там начальник сидит. Зашёл, показывает документы.

– Не надо никого, палатки все заняты, мест свободных нет.

Вышел расстроенный, мимо опять идёт уже знакомая женщина.

– Ты с кем разговаривал?

– Да сидит там один, такой…

– Так это и есть самый главный – начальник СМП-391 Анатолий Алексеевич Коротнев. Чего стесняешься? Зайди ещё раз.

Со второго захода Сергея берут мастером в карьер и определяют к шоферам в семнадцатую палатку. Надежду на ночлег комендант берёт к себе в вагончик.

Поужинали, остальные продукты аккуратно положили под камешек в речке. Пришли утром – всё водой смыло.

Надежду поселили в 28 палатку, где она подружилась с Олей Краус.

– Нас двадцать девчонок в одной палатке. Вечерами долго засиживаемся у костра: песни, разговоры. Когда уходили спать, Сергей каждый раз наказывал Ольге: ты плотнее подоткни полог, чтобы её комары не кусали. Я такая счастливая, лежу как в люльке. Мне все завидовали, – смеётся Надежда Моисеевна.

Женатых было много, поэтому безотлагательно требовалось решать «квартирный» вопрос. Через два месяца буквально за пару дней мужья в двадцатиместной палатке сколотили перегородки, оборудовали её на шесть семей. Супруги Переваловы обзавелись первой крупной вещью: купили палас, свернули его в три раза. Пол тёплый, остальное уже не так страшно. Комнаты закрывали на гвоздик.

Первое время Надежда работала в столовой, талончики выдавала. Сергей заочно учился в Иркутском институте железнодорожного транспорта.

Ближе к холодам семейным разрешили построить два дома из брошенных сломанных щитов. Разумеется вечерами, в нерабочее время.

– У нас был дом номер одиннадцатый. Двухкомнатные квартиры и в каждой по печи – такой проект. А муж решил сделать одну, длинную, хотя до этого он никогда подобным делом не занимался. Я с ним ходила, по мелочи помогала. В тот вечер в палаточный городок привезли фильм «Генералы песчаных карьеров», уже темнеет, я его тороплю. А он: посиди на бревнышке, посмотри, куда дым пойдёт. Кричу: «Дым в окна пополз. Труба немного кривоватая». Он берёт паклю, мочит её в бензине, и пихает в сырую трубу. Как все фыркнуло, загудело, дверца с шумом открылась, и потоком хлынули дым, сажа. Чистая случайность, что мы не пострадали. Хотя,– добавляет Надежда Моисеевна, – печь на самом деле очень хорошо топилась. Несколько лет назад, когда мы приезжали на сорокалетие БАМа, наш дом стоял, и печка работала. Нам приятно было видеть и слышать об этом.

Немало вот таких курьезных и трагикомических случаев хранят в памяти супруги. К тому времени открыли ОРС, и Надежда перешла работать в столовую, находилась в интересном положении, и её отправляют на консультацию на вертолёте в Усть-Кут. Вскоре по Магистральному пробежала страшная весть: легкокрылая машина разбилась. Что пережили в эти томительные часы старшая сестра Надежды, которая тоже жила в Магистральном, и Сергей Александрович, одному Богу известно. Оказалось, что вертолёт по своим делам на несколько минут приземлялся в другом месте, а видевшие это решили, что он падал.

Когда Виктор Лакомов в 1978 году уезжал из Магистрального, его коттедж отдают Переваловым. Коттедж – громко сказано, маленький домик с полезной площадью в 24 квадратных метра. Дровяной титан, сидячая ванна, вода в доме – сказка! Все друзья Переваловых постоянно приходили к ним, прямо очередь была, кто сегодня стирает, а завтра моется.

Жизнь в посёлке неистово кипела, бурлила, как горный ручей. Чуть ли не каждую неделю наведывались маститые поэты, писатели, от телекамер фотокорреспондентов аж жарко было. Всем им непременно хотелось запечатлеть великую стройку, первым поведать о трудовом героизме советских людей. Не были обделены вниманием прессы и Переваловы. О них писали в газетах и журналах, снимали документальные фильмы. Как, впрочем, и о многих-многих других бамовцах.

Для них, первопроходцев-строителей, это была просто работа, непростой каждодневный труд, и ничего героического они в этом не видели.

А сколько известных деятелей культуры приезжали к ним с концертами! Валентина Толкунова, Владимир Винокур, Геннадий Хазанов, Ксения Георгиади, Дин Рид.

Когда построили клуб и организовали театр «Современник» – это явилось настоящим событием Магистрального. В числе постоянных участников актёрской труппы – и Сергей Александрович, играл роли секретаря обкома, баптиста, в «Солдатской вдове» – рядового. Когда шли спектакли, народу в клубе собиралось под завязку.

В девяностые годы жизнь в Магистральном, как и по всей стране, потекла по другому руслу. Беспокойно, мятежно, временами надрывно, бестолково. Ближе к двухтысячным посёлок начал «сворачиваться», люди разъезжаться. Сергей Александрович работал главным инженером, его жена – главным бухгалтером в ОРСе. Дочери выросли, обосновались в Ленинграде.

В 2001-м супруги переезжают в Тайшет на постоянное место жительства: Сергея Александровича пригласили главным инженером в СМП-579, выделают служебную квартиру, в которой прежде проживал Василий Андреевич Капустин, генеральный директор ООО «Тайшеттранстрой».

На новом месте, отработав буквально несколько месяцев, Сергей Александрович получает новое, весьма интересное предложение – инженером на крупный объект – нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан». Попал на первую очередь строительства. Начались многомесячные командировки. Лет восемь Надежда Моисеевна колесила с супругом по России, наездами бывая в Тайшете. В каких интересных местах им посчастливилось бывать! Владивосток, Артёмовск, посёлок Врангель, что недалеко от Находки, Старый Уренгой, Новороссийск, Тарко-Сале, что в Ямало-Ненецком автономном округе, Лапиланги Северного полярного круга. От иных названий просто дух захватывает!

И все же БАМ – незабываемая страница их жизни, полная ярких впечатлений и событий. Начало их совместного трудового пути, становление семьи. Это их самые лучшие двадцать семь лет жизни!

Надежда Моисеевна утверждает, что она живёт друзьями Магистрального. Всякий раз, кто из них проезжает мимо Тайшета, хоть ночью, хоть на пять минут она мчится на вокзал.

В социальных сетях Одноклассники у супругов на первой страничке идёт запись: «И где бы ты ни был, какой бы путь перед тобой не открывался дальний, всегда и всюду должен помнить ты наш БАМ посёлок Магистральный». Действительно, помнят и любят!!!

Валентина КАЙНОВА, Бирюсинская новь

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *