Сапожных дел мастер

09:22 | 04.01.2022 | 181 | 0

Встретишь такую на улице, скорее признаешь в ней чиновницу (к тому же высокого полёта), врача или учителя. Никогда не догадаешься, что у неё необычная профессия, да к тому же нетипичная для женщин

Анна Валерьевна Базылюк, симпатичная блондинка, с короткой модной стрижкой, ухоженными руками, – сапожных дел мастер. Более того, её рабочее место больше напоминает офис: жидкокристаллический телевизор на стенке, евроокно, много цветов, приличная мебель.

Смеётся:

– У нас стереотип обувщика сложился: стол, заваленный разношерстной обувкой, складной стул, сидит в тесной каморке полупьяный мужик, небритый, с сигаретой, в испачканном кожаном переднике.

Интересно, а что её побудило заняться сапожным ремеслом?

Оказалось, всё прозаично и донельзя просто. Училась хорошо, и после школы поехала поступать в Красноярский госуниверситет на математический факультет. Это её любимый предмет, ясный и понятный. Однако не хватило полбалла.

А ещё до того, когда отвозила документы, знакомая попросила наведаться в техникум службы быта. Анне там очень понравилось: ходят по аудиториям модельеры, швеи, технологи, трикотажники, такие все красивые, модные, хорошо одетые, разительно выделяются из общей толпы на улице. И когда она не прошла по конкурсу, вспомнила о техникуме.

К тому времени в среднем учебном заведении практически на все отделения набор был завершён, кроме специальности «технолог обувного производства». И чтобы год впустую не прошёл, Анна с младшей сестрой поступили в техникум.

Татьяна через пару месяцев бросила, мотивируя: «Это не моё». Анне, наоборот, учиться нравилось. После занятий однокурсники шли домой, а она бежала в мастерские при техникуме. Говорит, практика ей много дала. Будущие модельеры разрабатывали эскизы обуви, а они, обувщики, претворяли их задумки в жизнь. Все преподаватели ходили в сшитых студентами сапогах.

Она успешно защитилась, получила красный диплом и приглашение остаться работать в родном техникуме. К тому времени родился первенец Артём.

Ребёнок маленький, родственников никого и, посоветовавшись с мужем, она устраивается по соседству в детский садик. Сама делом занята, и сынишка пристроен. Благо, что в девятом-десятом классах у них в школе была производственная практика, и она осваивала азы воспитателя детского сада.

Жить в большом городе на съёмной квартире, да ещё без родственников тяжело. К тому времени подоспела и дочь Настенька, и летом 1995-го супруги вернулись в Тайшет.

Анна Валерьевна честно признаётся, что намеревалась заняться коммерцией, пойти в торговлю. Но знакомые, друзья, одноклассники просветили: надо было начинать лет пять-семь назад. Сейчас эта ниша плотно занята. Конец девяностых, магазины растут, как грибы после летнего дождичка, слово «дефицит» стабильно канул в прошлое. Если открывать своё дело – нужны деньги, а работать на дядю и тётю невыгодно.

В общем, Анна пошла в «сапожку» в Дом быта. Через какое-то время освоилась, оглянулась и подумала: голова на плечах, образование есть. И решила уйти в одиночное плавание. Открыть своё дело. Оформили небольшую ссуду, муж получил отпускные, закупили кое-какое оборудование, материалы.

В общежитии №3 в микрорайоне Новый сняли в аренду помещение. Это был март 1998 года. Загадала: если сегодня хоть один человек придёт, значит, все будет нормально. Она до сих пор помнит своего первого клиента. Заглянула женщина из общежития, принесла туфли на починку, подозрительно смотрела на Анну.

Муж работал в «Горсети», после смены частенько приходил ей помогать. Потом уволился, и они стали вместе заниматься ремонтом обуви. Сменили несколько помещений, пока основательно не переехали в здание ДОСААФ. Пятнадцать долгих лет они арендовали здесь «угол».

За минувшие годы оборудование морально устарело, переломалось. Купить не на что. Нынешней весной подали заявку в управление соцзащиты населения по Тайшетскому району.

Социальный проект – ощутимая помощь на развитие своего дела. Составили бизнес-план, получили определённую сумму.

Закупили новое оборудование: швейную машинку с удлиненным рукавом для прострочки швов, специальные растяжки, шлифовальный станок для обработки каблуков и подошв, всё это помогает продлевать жизнь нашим сапогам, ботинкам, туфлям. Обновили инструменты, мебель, приобрели материал.

Ну, сколько можно арендовать помещения? Пора своё иметь. Летом активно занялись строительством. Всё сами, от фундамента до последнего гвоздя, в том числе окна, двери – своими руками. Правда, натяжной потолок делал специалист. Получился небольшой симпатичный домик из блоков общей площадью 15 квадратных метров. Чисто, светло, уютно. В октябре супруги переехали на улицу Пролетарскую, теперь здесь располагается их мастерская по ремонту обуви «Башмачок».

Разные виды работ выполняют. Ушивают и растягивают голенища, меняют супинаторы, подошву, набойки, вставляют замки, подбивают каблуки. И заплатку могут пришить, и подклеить, если надо. При мне Анна Валерьевна занимались унтами.

Весенние и летние месяцы самые тихие. Обычно ближе к осени народ начинается заботиться об обуви. Самая дорогая работа – смена подошвы, где-то в пределах двух тысяч.

Если раньше прохудившиеся башмаки нередко выкидывали или складывали, то сейчас все заначки распотрошили. Цены на сапоги, туфли, ботинки, как взрослые, так и детские, сильно «кусаются», потому много несут старой обуви из кожзаменителя.

– Да и материалы сильно подорожали. Каблуки, подошву, нитки, разные виды клея, кожу постоянно приходится приобретать,– периодически вступает в разговор муж Игорь Анатольевич.– Мы уже года четыре не поднимали расценки. Сейчас от аренды избавились, потому немного держимся. Товар предпочитаем закупать самостоятельно в Новосибирске, там дешевле и выбор больше.

Кстати, вместе они тридцать три года. Познакомились на железнодорожном вокзале Красноярска, когда ехали домой, учились в разных техникумах.

Когда начинали свой бизнес, в Тайшете насчитывалось где-то десять-двенадцать сапожных мастерских, сейчас три-четыре. У них есть свои постоянные клиенты. Недавно мужчина из Красноярска отправился к родителям в Нижнеудинск, завернул к ним: «Ремонтируйте, я через пару недель заеду».

Сапожник – профессия древняя, и вряд ли исчезнет из нашей жизни. Ничто не вечно под луной, и важнейшие предметы нашего гардероба имеют свойство изнашиваться. Стерлась ли подошва, сломался ли замок на сапоге, отлетела ли набойка на туфлях – и мы уже спешим за помощью в сапожную мастерскую. К людям, кто продлевает жизнь нашей обуви. Поэтому их труд всегда будет востребованным.

Валентина Кайнова, Бирюсинская новь

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.