Девяносто первая осень

06:32 | 06.10.2020 | 235 | 0

Узнав по телефону о цели моего визита, она мягко запротестовала: «Обо мне в газету? Ну, кто я такая? Ничего необыкновенного в моей жизни не было, просто всегда много работала», и, подумав, добавила: «Обо мне давно писали Красноярские газеты, и статья была в столичном журнале за 1952 год».

Батюшки, это ж почти семьдесят лет назад! Такой шанс я, конечно, упустить не могла, и под моим красноречивым напором её доводы рассыпались, как горох.

Действительно, её ровесникам выпала не лёгкая судьба. Они, дети войны, работали вместе со взрослыми, без скидки на возраст. Отец на фронте, и мать, дабы в городе не умереть с голоду с четырьмя детьми, переехала к родственникам в совхоз Троицкий.

– Сворачивали сено в валки, овёс в снопы закручивали, а сколько мы осота перепололи! После прополки руки, как кирза, шершавые, ободранные до крови, до самых локтей, мне тогда лет четырнадцать было, – вспоминает Надежда Сергеевна Нахай.

По возвращению в Тайшет Надежда поступила в Канский библиотечный техникум, после окончания которого по распределению уехала работать в Эвенкию, на Крайний Север. Это особая земля Красноярского края – зона вечной мерзлоты и суровых зим. Почти целая жизнь пробежала, а она по-прежнему благодарит судьбу, позволившую ей пять лет прожить здесь, познакомиться с удивительным народом, его обычаями.

Рассказывает:

– Я ведь до этого не только не каталась на оленях, но никогда их вживую не видела. А пришлось ездить к рыбакам, оленеводам, охотникам за 100-200-300 километров. Ликвидация неграмотности входила в обязанности библиотекаря. И книжки возила, и небольшие обзоры проводила, и политинформации, газеты и журналы читала. – Тихо смеётся: – Первый раз поехала в чум за 30 километров. Учили: надо сидеть не на хребте оленя, а на передних лопатках. Конечно, страшновато было, но справилась, ни разу ни туда, ни обратно не упала. Когда вернулась, ребята за меня радовались: «Молодец, ставим тебе пятёрку!».

Три выпускницы средних учебных заведений, русские девочки, три новоиспечённых специалиста – учитель, медицинский работник и библиотекарь – приехали работать на север – тогда это не только для местного населения явилось неординарным событием. И когда пожаловали журналисты из Москвы, они, конечно, проявили большой интерес к сему факту. В столичном журнале «Огонёк», весьма популярном в советские годы, в № 47 от 16 ноября 1952 года появилась большая статья «В краю Эвенкийском», где очень подробно, чуть ли не на всю страницу, рассказывалось о русских молоденьких специалистах, подкреплённых тремя их фотографиями. На одной из них – девушка верхом на олене, и красноречивая подпись: «Надя Нахай спешит в оленеводческую бригаду».

Самые светлые и нежные воспоминания остались у неё о том времени:

– У меня много-много лет в кошельке хранилась небольшая фотография на мотив природы Эвенкии, с таким красивым местным колоритом. Сын не раз говорил: «Мама, пора тебе уже переболеть Эвенкией».

Она уехала оттуда по семейным обстоятельствам через пять лет.

По возвращению в Тайшет спокойно устроилась в Управление лагерей. В качестве библиотекаря, а потом заведующей не раз бывала в Усть-Илимске, Вихоревке, Анзёби, Чуне, где были соответствующие исправительно-трудовые учреждения.

– Тогда в лагерях имелся богатый книжный фонд,– делится воспоминаниями Надежда Сергеевна, – постоянно проводился смотр-конкурс ведомственных библиотек.

Когда Управление закрылось, она перешла в Тайшетское медицинское училище. Трудностей никогда не боялась, придерживалась принципа: сколько дают – столько бери, потому на новом месте с головой окунулась в работу: заведующая библиотекой, классное руководство, председатель профсоюза. Как-то приехала комиссия из Иркутска, всё дотошно проверила, отчёт подготовила, ищут секретаря, чтобы отпечатать. Надежда Сергеевна села за печатную машинку и быстро застрекотала по клавишам. Гости удивлённо покачали головой:

– Так вы еще и секретарь?

– Да, на полставки.

После десяти лет работы в медицинском училище она вновь вернулась в уголовно-исправительное учреждение, преобразованное в ранг ниже.

Превратности судьбы: её отец несколько лет отсидел по пресловутой 58-й статье, а дочь два десятилетия отработала в данной системе.

В нынешнем феврале Надежде Сергеевне исполнилось 90 лет. Последние три года она живёт в благоустроенной двухкомнатной квартире и не нарадуется. А до этого – шестьдесят лет в доме на пять хозяев по улице Ленина, где когда-то Управление лагерей выделило ей небольшое жильё с печным отоплением и всеми удобствами во дворе.

Надежда Сергеевна с удовольствием водит меня по квартире – чистюля она необыкновенная: на кухне электроплита и раковина, как будто сегодня из магазина. На балконе – тугие кочаны капусты, собирается солить. Несмотря на возраст, по-прежнему не расстаётся с книгой. На столе томик Лермонтова. Призналась, что предпочитает женские романы, а вот к детективам равнодушна, считает, что в жизни и так достаточно много стрессовых ситуаций.

– Квартиру мне купил сын, а невестка облагородила стену – посмотрите, какое наклеила красивое панно с осенним пейзажем.

На его фоне Надежда Сергеевна и пожелала сфотографироваться:

– Люблю сентябрь, как приятно, когда под ногами шуршат опавшие листья.

Для труженицы тыла Надежды Сергеевны Нахай это 91-я осень.

Валентина КАЙНОВА

Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *